Новости школы

07.10.2018
  ✓ В Лаборатории Творчества фотошколы очень интересное расписание! ✓ Фотопрокачки и фотовстярски можно проходить паралельно с ...

подробнее

Новости фотошколы:

 

 



Образ цвета или размышления о черно-белом и цветном в фотографии

Здесь фигуры, здесь цвета, здесь все образы частей вселенной сведены в точку. Какая точка столь чудесна.
Леонардо да Винчи.
Codex Atlanticus (Атлантический кодекс)

Фотография родилась черно-белой.

Так исторически сложилось: развитие технологии определило результат и поставило фотографию, как искусство, особняком с момента возникновения. Это ощущалось особенно сильно потому, что в живописи, которую можно считать повивальной бабкой фотографии, цвет и свет уже давно властвовали безраздельно…. Без цвета обходились разве что гравюры, работы графиков и эскизы. Цвет во многом определял настроение художественного произведения, участвовал в формировании композиции, давал смысловые пояснения к пониманию идеи. И, вдруг, появилось новое направление, в котором цвет в изображении отсутствовал, но при этом само изображение было зеркальной копией реальных объектов. Фотографическое ремесло осторожно делало первые шаги и, казалось, дело не пойдет дальше простой фиксации лиц и событий и, думаю, что изначально именно в отсутствии цвета многим виделась ущербность нового технократического искусства…

К тому времени, когда фотография только-только выбиралась из пеленок, для живописи давно не было ограничений в выборе палитры. Изобразительное искусство тоже когда-то начиналось с того, что цвета почти не было: уголь и охра диктовали свои условия первым художникам. Но рисунок принципиально отличается от фотографии неидентичностью созданного окружающему пространству и это стало водоразделом между живописным и фотографическим изображением. Реальный предмет мог претерпевать радикальные изменения в рисунке в соответствии с тем, каким он казался или каким должен быть, по мнению автора. Человек определял своей волей, что и как оставить, что и как выделить, что исключить из картины. Изображение ограничивалось только фантазией художника или его умением. Фотография нарушила эту традицию именно той точностью, дотошной скрупулезностью, от которой изобразительное искусство постоянно делало «шаги в сторону». Даже Лев Толстой в своем труде «Что такое искусство?» упоминает фотографию именно в связи с этой механистической и навязчивой подробностью передачи деталей. «…Второй прием, дающий подобие искусства, это то, что я назвал подражательностью. Сущность этого приема состоит в том, чтобы передавать подробности, сопутствующие тому, что описывается или изображается. В словесном искусстве прием этот состоит в том, чтобы описывать до малейших подробностей внешний вид, лица, одежды, жесты, звуки, помещения действующих лиц со всеми случайностями, которые встречаются в жизни. В живописи прием этот сводит живопись к фотографии и уничтожает разницу между фотографией и живописью...» Надо ли говорить, что при таком «генетическом материале» фотографии была поначалу отведена незавидная роль способа копирования объектов – зеркала. Мир должен был отразиться абсолютно точно и застыть в этом отражении неподвижно, но случилось непредвиденное: он отразился черно-белым. И это нецветное отражение изменило его не менее, чем его могли бы изменить десятки талантливых рук и умов. Не скажу, что зеркало было кривым, но мир, отраженный в нем, изменился и с потерей цвета он стал совсем другим. С цветом произошел процесс, подобный разложению светового потока призмой, только в обратном направлении. Вся цветовая гамма окружающей жизни словно сложилась обратно в световой пучок, чтобы вернуться к своему источнику, выхватывая из многоцветия жизни то, вокруг чего она строится – линии и ритмы. И в фотографии активно начали использовать многовековый опыт работы с линиями и тональностями, формами и фактурами, отточенный в графике и гравюре. А, когда из павильонов фотография, вышла на улицы, и появился репортаж, многим показалось: вот где достоинство и, одновременно, беда фотографии – излишняя документальность уместна и приемлема.

Казалось, вот оно - призвание фотографии: зафиксировать событие и сделать это абсолютно достоверно. Но, если есть выражение «врет, как очевидец», то это вполне применимо и к фотографии. Потому что в изображение, помимо основного сюжета, который было необходимо изобразить, попадали детали, не относившиеся к теме работы, но радикально ее менявшие или придававшие дополнительные смыслы. В фотографии все-таки самое интересное, на мой взгляд, не то что снято и даже не то, как снято, а то, что рождается между фотографией и зрителем каждый раз. А зависит это рождение от богатства и многослойности заключенных в изображении смыслов, определяемых в свою очередь и тем что снято и тем как снято и даже тем, чем снято и как обработано. Сила фотографии и в том, что она умеет вызывать из нас, находящихся в различных душевных состояниях, - схожие эмоции… Я думаю, это связано, как с ее особенностью документальной записи события, так и с недосказанностью, присущей в той или иной степени каждой фотографии. Эта недосказанность, как ни странно, заключается не в отсутствии чего бы то ни было на снимке, а - в избыточности информации… Мы просто никогда не знаем – закончен рассказ или он начнется снова, обнаруживая на снимке новые детали, уводящие нас вглубь снимка и вглубь нас самих... Эти детали, тональные и линейные сочетания создают структуру фотографии, ее невидимые нити, пронизывающие изображение, связывающие его. Черно-белая фотография отстранена от реального мира отсутствием цвета.

Это, конечно же, ограничивает автора, но в то же время - отрывает зрителя от действительности, раздваивая ощущения. При этом зритель находится одновременно – в реальном мире, отображенном в фотографии, и в том мире, где цвет уже не влияет на восприятие. Мы раскрашиваем внутри себя лишенные цвета изображения в свои собственные фантазии или двигаемся по знаковому пространству светов и теней… Наше цветное зрение – результат эволюции, но нашему подсознанию ближе всего, наверное, нецветные образы: так они легче воспринимаются, - без избыточной информации. Среди таких объектов, лишенных конкретных признаков, сопоставлять увиденное с реальными предметами уже трудно, и поток воображения в поисках ассоциаций уносит нас вглубь работы и вглубь себя самих. Я думаю, что из-за этого для черно-белой фотографии выход в «другой мир» - находится ближе… Обесцвеченное изображение уводит нас в область сумерек, когда цветное зрение практически не значимо. Память об этом времени теней и снов, когда нет однозначного прочтения ни одного из толкований сновидений, накладывается на конкретную фотографию, побуждая искать дополнительные смыслы и аллюзии.

В начале прошлого века (ну, может быть немного раньше, если считать цветными – раскрашенные вручную работы) цвет вошел в фотографию. Фотоработы Прокудина-Горского, запечатлевшего дореволюционную Россию цветной, и сегодня производят неизгладимое впечатление. Но еще очень долго, почти сто лет, черно-белая фотография могла не бояться конкуренции..

Технологии совершенствовались очень медленно. Еще не так давно получить качественный цветной отпечаток было трудоемким и непростым (а также слишком дорогим для любителя, снимающего в семейный альбом) делом. Фотографии моего детства были практически сплошь черно-белыми. Цвет пробирался исподтишка, тонированием, раскрашенными фотографиями Владимира Высоцкого и Марины Влади в руках у подпольных торговцев в железнодорожных вагонах, открытками с видами городов, календарями с пейзажами ... Можно сказать, перефразируя, что «цвета у нас не было»… Но все же цвет пришел в фотографию и оказал ей медвежью услугу: мало того, что изображение стало подозрительно реальным, практически, - копией окружающего, так еще, когда фотоальбомы любителей наполнились отчетами о праздниках и буднях, цветная фотография стала явлением массовой культуры. И это уронило тень на все направление. А ведь возможности цвета необычайно широки. В любой работе, даже самой постановочной, всегда присутствует элемент случайности, и цвет, хотя и умножает недостатки, крайне осложняя получение прогнозируемого результата, но он же наполняет кадр, движет им в нужном автору направлении, пробуждает эмоции, иногда противоречащие сюжету кадра, и дает выход на следующий виток спирали развития смыслов.

Цвет – сам по себе знак. Смысл, заключенный в цветовую символику обращается и к нашему культурному слою (мы воспринимаем цвета так, как принято в том обществе, где мы воспитывались), и нашему глубинному психологическому Я (многие цвета рождают в нас общие эмоции вне зависимости от наших культурных наслоений). Цвет рождает настроение, но не так, как это возникает при созерцании линий и форм, и это напрямую связано с нашей психикой. И поэтому воздействие цвета на каждого человека – индивидуальный процесс. Неоднозначность цвета делает его мощным, но опасным инструментом. Возможно, секрет этого кроется в том, что цветная фотография отображает мир еще более подробно, чем черно-белая, но и она не может соответствовать ему полностью. Эти несоответствия малы, но достаточны, чтобы мы могли заблуждаться и мы - заблуждаемся… И счастье художника – воспользоваться нашим невольным самообманом, использовать его по своему усмотрению для решения изобразительных задач. Оттенки цвета, сочетания цветовых пятен – все же не имеют стопроцентного соответствия с действительностью, потому что трехмерный объект изображается на плоскости, хотя и с помощью механического (или уже электронно-механического) устройства, но все же - не механистично: человек ловит мгновения, когда на долю секунды возникает то, что он видит внутри себя. Его главная задача – зафиксировать этот момент…

Фотография продолжает идти от прикладного ремесла к попыткам использования фотоаппарата, как инструмента в создании образов. Это и есть путь искусства, наверное… Как невозможно решить в старой загадке-шутке: «что сильнее – слон или кит», так и невозможно представить сейчас, какое направление, - цветная или черно-белая фотография, победит в итоге. Или они будут идти каждая своим путем, где цветная фотография ведет нас по нереальным мирам, которые кажутся реальными, а черно-белая фотография открывает нам путь в мир, в котором цвет сплавился в свет. Обе – в самом начале долгого путешествия, в поисках того, чего нет на самом деле, но есть на снимках, выражающих и отражающих нас.

Наталья Пустынникова, 2007

Фотографии автора

Публикуется с разрешения журнала "Digital Camera Photo&Video"

 

 

Назад в Библиотеку