Новости школы

07.10.2018
  ✓ В Лаборатории Творчества фотошколы очень интересное расписание! ✓ Фотопрокачки и фотовстярски можно проходить паралельно с ...

подробнее

Новости фотошколы:

 

 



Фотография, как передача человеческих эмоций.

“В фотографии, когда вы найдете чувства связывающие вас с другими людьми, радость и слезы разочарований, знайте, что на правильном пути.” Артур Фелинг

Фотография, как призма реальности, ранее была отображением действительности и возможностью запечатлеть момент — сейчас же это истинное искусство, игра со светом, образами, также разумом. Как легко она может пощекотать нервишки довольно избалованного зрителя, и в чем ее секрет?
Красоту пейзажа заснять легко хорошим объективом и мощной аппаратурой, но как поймать момент — секундную неповторимость человеческой эмоции?
Здесь фотограф — режиссер-рассказчик, а его герои — актеры фотофильма, что историю проигрывают. Для каждого творца присуща техника, что является его визитной карточкой. Героям же дана возможность показать себя и также стать повествователем. Так как же эти загадочные эмоции одним снимком передать?

 

Зеркалка Реальности.

Мэтры фотожурналистики и репортажной съемки очень точно ответят Вам на этот вопрос своим творчеством. В США в 1917 года была учреждена самая престижная Пулитцеровская премия (Pulitzer Prize) — за выдающиеся достижения в области журналистики, литературного творчества (художественной литературы и драматургии), музыки и театра. Приз вручается ежегодно попечителями Колумбийского университета по рекомендациям Совета по Пулитцеровским премиям. Присуждение премий проходит под эгидой факультета журналистики Колумбийского университета.

Лауреатами премии стали многие знаменитые писатели, ведущие публицисты и репортеры. Это самая престижная награда журналистики в США за уникальный показ истории и отражение человеческих эмоций в новостях. Кэрол Гузи (Carol Guzy) была троекратной обладательницей данной премии. Одна из лучших известных Американских фотожурналистов, она очень точно отображает в работах настроение своих героев, их чувства и эмоции, которые они испытывают в момент съемки. Объектив ее камеры проникает в самые сокровенные уголки человеческой души. Поймать и зафиксировать момент выражения чувств, эмоций, мыслей и переживаний – это наивысшее мастерство в работе фотожурналиста. Яркий тому показатель – фоторепортаж о крупном землетрясении на острове Гаити, произошедшем недалеко от Порт-о-Пренс в январе 2010. Фотография заплаканного мальчика из Сите Солей не оставит равнодушным ни одно, даже каменное сердце. Столько боли, безысходности и растерянности в его взгляде. Растерянности перед неизвестным, непонятным, и от этого страшным будущим, несущим нищету, голод, страх за себя, близких и родных.

Carol Guzy The Washington Post

Carol Guzy, The Washington Post

 

Документальная фотография отражает процесс съемки более художественно, но не менее серьезно. Глубина чувств и переживаний, осознание всех лишений и мучительных ситуаций, в которых оказываются наши герои в разных уголках земного шара, вызывает у зрителя сострадание и желание броситься на помощь. Герои историй, снятые гением документальной фотографии Брюсом Дэвидсоном, не сгорают от отчаяния и ярости. Они не ошеломлены окружающими их бедствиями и нищетой, а, к удивлению зрителя, скорее принимают как неизбежность невзгоды и лишения, уготованные им судьбой. Они безропотно принимают те жизненные рамки, в которые ставит их жизнь. Болезненные чувства, которые зритель испытывает глядя на эти фотографии, глубокие эмоции потрясения, являются ощущениями самого автора. Мы видим его глазами, чувствуем его сердцем, читаем его мысли и мыслим его образами. Серия работ Брюса Дэвидсона «The Dwarf» (карлик, гном) 1958 года просто поражает воображение зрителя… Цирк Нью-Джерси. Циркачи и акробаты, гимнасты и клоуны, кто они? Кто эти люди, которые веселят и развлекают нас, заставляют затаив дыхание смотреть под купол цирка, смеяться глупым шуткам и закрывать глаза от страха, когда дрессировщик входит в клетку со львом. Они кажутся такими сильными, веселыми и смелыми на арене. Вглядитесь в эти потухшие глаза уже немолодого клоуна, в его уставшее и отрешенное лицо. Они, как зеркало, отражают всю душевную и эмоциональную сложность цирковой жизни. Он не ожидал, что будет объектом фотографии, не позировал перед камерой, не раздавал автографы – он просто курит после выступления. Только что улыбался и шутил, смешил публику, она аплодировала. Только что, вот только…момент, щелчок и… ЛИЦО. Морщинистое и уставшее, лицо, которое он всегда прячет под толстым слоем грима, лицо, которое никто никогда не увидит — лицо грустного клоуна.

Bruce Davidson The Dwarf 1958

Bruce Davidson «The Dwarf», 1958

 

«Для успешной работы над подобными проектами от фотографа всегда требуется определенный «вступительный взнос» – готовность жить некоторое время той же жизнью, что и твои персонажи, то есть стать на время одним из них».

Жизненная драма. Всегда ли этой драме место есть? А как же радость, счастье, сладость бытия? У этих составляющих есть тоже проводник-эмоции: улыбка, легкость, состояние полета.
Любовь — как много в этом слове… А Вы когда-нибудь любили? Я, признаться, да. Летали? Ну и я летала! А как поймать столь сладостный момент затвором камеры задумывались? Я вам расскажу!
Комичность ситуаций, позитива, легкости в документальной фотографии ну очень заряжает. Пример тому фотограф Эллиот Эрвит. Его важнейшая особенность — способность с какой-то детской непосредственностью видеть и фиксировать ситуации абсурда. Фотоработы равнодушными Вас точно не оставят, а вызовут три уникальных состояния :
a) умиления, как фотография жены и дочери фотографа;
b) грусти, как заплаканная Жаклин Кеннеди на Арлингтонском кладбище;
c) радости, как многие из его собачек.
Он обладает редко встречающимся даром визуального остроумия. А разве остроумие не проводник улыбки?

«Я хочу, чтобы изображения были эмоциональными. Мало что другое меня интересует в фотографии».

Elliott Erwitt -California kiss 1955

Elliott Erwitt «California kiss», 1955

 

Он был высококлассным мастером пойманного момента. Как четко в кадре «Поцелуй в зеркале заднего вида» 1955 года поймал наш гений момент взаимного счастья 2-х людей, даже в некоторой степени кульминации этого столь великого чувства взаимной симпатии, любви и нежности. Короткий и столь сладкий миг показан в отражении маленького зеркала автомобиля, а его овальная форма напоминает нам медальон, который будет служить им памятью от столь прекрасной встречи.
Присмотримся, и что заметим? Что зеркало с с влюбленными и солнечная полоса находятся на одной трете от краёв кадра, что создает иллюзию -сравнение взаимодействий девушки с мужчиной и солнечного света с морем. Прекрасная особа – солнце, яркие лучи. Мужчина – море, что поймал ну и взаимностью ответил. Вот вам любовь. Хотели? — Получайте…

 

La Mode – как много в этом слове…

Какие же ассоциации играют в нашей голове? Возможно, грация , стиль, красота, великолепная одежда и магический Дизайнер. И все-таки как фотография ее нам отразила? Искренность эмоций или поставка? Вероятно, и она, однако постановка грамотная, где участники — актеры киноленты в замершем моменте. Столь важная всем составляющая гармонии — красота тут превалирует, а жизненные ситуации утрированны. Костюмы радуют нас трендами сезонов, а снимки заключают в глянец Конде Наст.
Герои: может быть модели, может и актеры, ну а возможно, и прохожий, что попал в концепцию истории художника. Кто передатчики той женской элегантности , сексуальности и нежности, что не боятся человеческими чувствами играть? Давайте разберемся:

Элегантность.
Любимый трюк фотографов молчать, часами не брать камеру и терпеливо выжидать момент, когда модель расслабится и, наконец, вживется в образ.
Так делал Ирвинг Пенн. Шел 1943 год, когда на обложке «Vogue» появилась его первая фотография- начало блестящей карьеры мастера.
Среди работ его случайных, безыдейных нет. Для каждой он выдумывал сценарий, модели превращались в актеров и играли роли. Он не торопясь, часами выжидал момент, и, наконец, уверившись, что он достигнут — ловким движением нажимал на кнопку «спуск».
Воспоминания модели Джин Пэтчетт: «Мы пролетели 32 сотни миль. Добрались до места и просидели там без дела целую неделю. И все это время мистер Пенн к своей камере даже не притронулся. Я начинала беспокоиться. Каждый день я вставала, готовилась к съемке, а он ничего не снимал. В конце концов, помню, мы забрели в маленькое кафе. Напротив меня сидел какой-то парень. Настроение было ужасное. Очень хотелось послать все по-дальше, поехать домой, и я сунула в рот жемчуг, сняла туфли — ноги ныли от бесконечной ходьбы.
И вдруг Пенн крикнул: «Стоп! Снимаю!» Так в 1949 году на свет появилась одна из его лучших работ «Cafe in Lima»…

Irving Penn - Jean Patchett 1949

Irving Penn — Jean Patchett, 1949

 

Сексуальность.
Как кричит наука — это совокупность биологических, психических, душевных и эмоциональных реакций, переживаний и поступков человека, связанных с проявлением и удовлетворением полового влечения.
Как передать ее и правильно запечатлеть расскажет нам Эллен фон Унверт (Ellen von Unwerth) — Роскошная женщина и великолепный фотограф моды. В ее работах неповторимым образом смешано эротичное и смешное, а фотосессии последних тенденций всегда оказываются вне временных рамок. Характер фотографий – эмоциональная спонтанность и яркость – они-то и открыли ей волшебные врата в мир глянца.
Пример тому Игриво-агрессивный сексапил скандальной Элен фон Унверт для календаря Lavazza образца 1995 года, где героиня итальянская супермодель, а ныне и жена Известного Француза Карла Бруни.

Ellen von Unwerth-Carla Bruni Lavazza 1995

Ellen von Unwerth — Carla Bruni «Lavazza», 1995

 

Здесь, взрыв эмоции, экспрессия, мораль на грани, скандал и чудо красота… Все это, завораживая, так и манит пуститься в тяжкие, приблизившись ко входу в преисподнюю… Поймали? Я с лихвой.

Нежность.

«О, женщины, как вы прекрасны, и как безнадежно грустны,
Над миром в отчаянье властны, и в счастье бессильны, и сны,
И грезы у вас, как поэмы, юны и прекрасны тела.
И если мужи вдохновенны, то значит, к ним Муза пришла»

 

Грация светлой печали: нежность, женственность, прозрачность кожи, глаза хрустали, отчужденность,- все это эпитеты девушки, как существа ранимого, частички волшебства, она — еще не женщина… Она чудесное создание от Бога с наивностью в глазах и представлением сказки. Женщина-сказка в творениях Гения Пауло Роверси — история обычная.
В мире моды Паоло Роверси известен, как личность загадочная и недосягаемая. Его мало кто знает в лицо, но зато фирменный почерк Роверси известен многим. Придуманный им мир , кажется таким тонким и хрупким, что создается впечатление, будто модели могут исчезнуть от малейшего дуновения ветерка. Как бы то ни было, фотографии Роверси всегда интересовали самые популярные журналы. Известность ему принесла рекламная кампания 1980 года для модного дома Christian Dior. Именно здесь он впервые использует полароидные снимки формата 8х10 дюймов, что в дальнейшем становится его визитной карточкой. Полароид — это мгновенный кадр, мгновенная печать и полное отсутствие ретуши,- это и есть передача истинных эмоций…
Полароид — мгновенный кадр, мгновенная печать и невозможность ретуши,- что и есть передача истинных эмоций..

“Фотография – это зеркало, которое не врет. Оно отражает форму такой, какая она есть в действительности. Однако, мне кажется, что в этом есть нечто большее, какая-то доля волшебства, откровения и много чего еще”.

Paolo Roversi - Natalia Vodyanova «écrire avec la lumière» 2003

Paolo Roversi — Natalia Vodyanova «écrire avec la lumière», 2003

 

Вы меня знаете? А я вас — нет.

Известности. Вы кто такие, и как изволите Вас понимать? Умеете ли жить и радоваться, плакать и смеяться по-настоящему, а не по свистку злодея-кинорежиссера? Какие Вы, когда Вас бросил муж, когда Вы не справляетесь с работой? Что будет с Вами, если сбросить всем известный амплуа?
Вопросов множество, что каждый день терзают смертных, когда мы с восхищением рассматриваем Вашу красоту, талант , умение работать с камерой, публикой и сценой, но что за этим всем стоит?

Завесу тайны может приоткрыть Бессменный Ричард Аведон. Фотограф-портретист – он гений дела и своего рода «Создатель знаменитостей», с которым связана целая эпоха в истории селебрити-фотографии. Он — творец, который умел превращать людей в «символы самих себя» (портреты политиков от Дуайта Эйзенхауэра до Хиллари Клинтон, художников от Пабло Пикассо до Энди Уорхола, людей искусства от Чарли Чаплина до Бьорк). Он по-новому показал миру черно-белые снимки, при помощи всего двух цветов точно передавая чувства, эмоции, характер и внутреннюю красоту знаменитости.

Richard Avedon  Audrey Hepburn, New York, January 1967

Richard Avedon Audrey Hepburn, New York, January 1967

 

Как хочется порою подглядеть в замочную ту скважину — завесу тайны жизни бытовой известной нам персоны. Что делает она в свободное от сьемок время, чем увлекается, живет ли как обычный человек? Устает ли, испытывает ли чувство голода? Какая она, когда радуется жизни или грустит холодным вечером одна?
Кто как не фотожурналист нам приоткроет этот маленький секрет.
Вот Ева Арнольд, например. Прославилась она своими кадрами, запечатлевшими знаменитостей. внезапно, подчас в интимные моменты, где эмоции ну совершенно неподдельны. Таковы портреты Джоан Кроуфорд, согнувшейся от боли в пояснице или Джеймса Кэгни, пустившегося вместе со своей женой в импровизированный танец в неизвестном нам сарае. Особые отношения связывали ее с Мэрилин Монро. Ей Арнольд посвятила целый альбом, состоящий из портретов кинодивы. Именно эта тесная дружба помогла Еве Арнольд запечатлеть настоящие и живые кадры, где она Норма Джин — соседская девчонка-озорница, Мерлин-уставшая на съемочной площадке, и просто женщина, что так искусно выбирает вечерний туалет для рандеву с поклонником.

Eve Arnold - Marylin Monroe en route to Bement

Eve Arnold — Marylin Monroe en route to Bement

 

Хочу побыть Я иногда ребенком — сбросить груз ответственности с плеч долой и выпустить свое второе Я наружу. На смену столь смелой идее приходит неприятное стеснение и страх, которым мы простые смертные подвержены, так что же говорить о звездах, где их амплуа является визитной карточкой. Но хитрецы-фотографы и здесь нашли лазейку.

Французский фотограф-портретист Денис Рувр пошел Ва-банк — установил монитор перед своими титулованными моделями, вручил им пульт дистанционного управления, призвал к фотоискусству, а сам… испарился. Таким образом, «звезды» оставались наедине с собой, сами принимали желаемые позы, выбирали удачный кадр, «кривлялись», создавая искренние и непосредственные автопортреты. А Денису лишь оставалось лишь обработать полученный материал и поставить свою подпись под проектом «Automaton».

Denis Rouvre - Vincent Cassel  «Automaton»

Denis Rouvre — Vincent Cassel «Automaton»

 

На его портретах звезды предстают то клоунами с гримасами на лицах, то задумчивыми философами,- в общем, совсем не такими, какими мы привыкли их видеть на красных дорожках.
Все гениальное, как мы видим, просто. Его идея естественности вкупе с безупречной работой фототехники сотворили чудеса!
Он не загнал их в рамки модных гланцевых журналов, а просто дал возможность быть самим собой.

 

Мир фотографии нас информирует, обучает,очаровывает и заставляет память встрепенуться. Будь то исторический документ, горькое напоминание о наших пороках, а может, сладкие минуты счастья.
Итог один: волшебный кадр — проводник эмоций. Один щелчок – они уже на прямоугольнике картона, оставив ощутимый след в истории.
Одну ее, эмоцию увидев – Вы всегда своей ответите. и это — уникально.
Дышите полной грудью, господа и проживайте эту жизнь в эмоциях подобно цвета радуги, а мы фотографы, Вам к ним подбавим света и контраста.

 

Источник

Автор: Катя Пушкина

 

 

Назад в Библиотеку